Меню
16+

"ПРИХОПЕРЬЕ" - газета Алексеевского района Волгоградской области

09.05.2020 08:20 Суббота
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 55-56 от 09.05.2020 г.

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ

Автор: Николай Степыгин.

Фото из архива Исакиевской школы.

И наши земляки внесли достойный вклад в разгром немецких захватчиков

Ранняя весна 1975 года, начало марта. Начинают оседать сугробы, пока еще робкие ручейки пробивают себе дорогу. Во дворе школы хутора Исакиевского многолюдно, сбросив пальто и шапки, местные ветераны войны послушно выполняют команды приезжего из райцентра фотографа, выстраиваясь под старыми грушами. Мы, ребятня, кружимся около них, с интересом рассматривая боевые ордена и медали.

Это был юбилейный год, страна готовилась праздновать 30-летие нашей победы над Германией, и великая благодарность тому, кто организовал это фотографирование ветеранов. Сегодня данный снимок – бесценная реликвия, которая хранится в школьном музее.

В хуторе Исакиевском жили порядка тридцати фронтовиков, это были обычные колхозники, трудяги, мы каждый день встречались с ними и даже не думали, что каждый из них — живая история всенародного подвига. Я сейчас всматриваюсь в эти лица и отчетливо понимаю как нам их не хватает, как воздух нужна суровая солдатская правда о той кровопролитной войне.

В нашей школе два учителя были участниками войны — Дмитрий Иванович Говорков и Иван Григорьевич Горин. Как и многие ветераны они были немногословны в своих воспоминаниях, больше старались звать на встречи с нами других фронтовиков. К сожалению, детская память хоть и крепкая, но избирательная, не все помнится. Вспоминаю лишь то, что рассказы были короткими, без красочных описаний подвигов. Мы после этих встреч недоумевали, вон в кино, сплошное геройство, а нашим дедам и рассказать вроде нечего. Теперь понимаю, для них это были тяжкие солдатские будни, думали не о подвигах, а как выжить, товарищей прикрыть, о родном доме. Это и был их каждодневный героический поступок. Тем не менее, у многих на пиджаках блестели боевые ордена и медали. Не думаю, что их давали просто так.

Не все конечно стерлось в памяти, я любил поговорить с нашими дедами, выспрашивал их о войне. Одни что — то рассказывали, другие прогоняли со словами «Не дай бог на ней побывать». Как правило, на 9 Мая хуторских фронтовиков приглашали в хутор Поклоновский. Там проводили митинг, чествовали ветеранов, вручали им юбилейные медали, реже затерявшиеся боевые награды. После торжеств несколько человек, в основном соседи, собирались у нас дома. Выпив чарку-другую, начинали вспоминать о войне, а я сидел и слушал. Вот что запомнилось.

Егор Григорьевич Инякин, младший сержант. На фронт был призван в начале 1942 года. Сначала попал в запасной полк в учебную роту связи, где освоил новую для себя специальность. Затем часть перебросили под Сталинград. Вместе с боевыми товарищами сражался с наступающим врагом в большой излучине Дона, затем в самом Сталинграде. Это была страшная битва, потери среди связистов колоссальные, ведь они все время на передовой, обеспечивая связь между подразделениями. В один из ноябрьских дней младший сержант Инякин, возвращаясь после устранения обрыва, немного сбился с пути и очутился перед немецким окопом. Закоченевшие фашисты оцепенели при виде незваного гостя, а он выхватил гранату и бросил в окоп. Его самого от осколков спас только окопный бруствер. По- настоящему испугался только тогда, когда свалился в свою траншею.

После Сталинградской битвы Егор Григорьевич принял участие еще в одном сражении, на Курской дуге. Здесь, по его словам, он и его боевые товарищи пережили ад на земле. На огромном поле под Прохоровкой развернулось величайшее танковое сражение, боевые машины вспыхивали как спички, экипажи сгорали заживо. Во время боя младший сержант Инякин обеспечивал связью командный пункт полка. Неожиданно к КП прорвались немцы. Все, кто был здесь, вступили в бой, дошло до рукопашной, но врага отбили. В горячке Егор Григорьевич почти ничего не почувствовал, хотя весь рукав был в крови. Пуля перебила локтевой сустав левой руки, и бойца сразу же отправили в медсанбат, а потом в госпиталь. Ранение оказалось тяжелым, хотели отнять руку, но обошлось, хотя теперь из нее была неважная помощница. Переживал солдат страшно, до войны ведь был плотником, как теперь управляться с пилой да рубанком. Ему дали инвалидность и демобилизовали.

Вернулся Егор Григорьевич домой и сразу впрягся в колхозную работу, быстро научился управляться одной рукой. Женился, привел молодую жену в плетневую мазанку, а потом начал строить новый дом. Вскоре в одиночку приподнял нарядный флигель. В 1976 году его нашла награда — орден Славы 3 степени, за тот самый бой на Курской дуге.

Елизавета Васильевна Захарова родилась в Белоруссии. Когда началась война, ее село почти сразу оказалось в оккупации, и жители с первых дней ощутили все тяготы и зверства завоевателей. Вскоре она попала в партизанский отряд. Во время одной операции партизаны освободили группу наших военнопленных, но, к сожалению, несколько человек погибли. Их собирались похоронить, как вдруг Елизавета Васильевна заметила, как один красноармеец шевельнул рукой. Быстро разорвала ворот, припала к груди и услышала слабенький стук сердца. «Живой!» — что есть сил, закричала партизанка, и бойца отнесли в санитарную землянку. Этим солдатом оказался уроженец хутора Карповского (его давно уже нет. Авт.) Алексеевского района Захаров Степан Федорович. Он быстро пошел на поправку, начал наравне со всеми бить ненавистного врага, а вскоре Степан Федорович и Елизавета Васильевна поженились и воевали вместе до самой победы. После войны они приехали в наш район, здесь жили и работали. За боевые подвиги оба были награждены орденами и медалями. Это были удивительные люди, трудолюбивые, душевные, открытые. Война не ожесточила их души, она научила их ценить жизнь и бережно относиться к окружающим.

Иван Фадеевич Степыгин в 1940 году был призван на срочную службу. Вероломное нападение фашистов его артиллерийский полк встретил в городе Гомель, который вскоре попал в окружение. Так наш земляк оказался в плену. Более тысячи советских солдат перегнали под Брест, где они сами строили для себя концентрационный лагерь. Работать начинали с рассветом и заканчивали в темноте. Конвоиры издевались как могли, кормили баландой из отходов и гнилого зерна. Вскоре среди пленных распространился слух, что более менее здоровых должны отправлять в Германию. В один из октябрьских вечеров Иван Фадеевич вместе с товарищами решили попробовать бежать. Через три дня группу пленных погнали на неубранное картофельное поле. Конвой был небольшой, в те дни немцы чувствовали себя уверено и думали, что бежать красноармейцам некуда, германские войска уже к Москве подходят. Вечером, когда возвращались обратно, по команде офицера набросились на охрану, кого перебили, у кого просто забрали оружие и скрылись в лесу.

Полтора месяца скитались по дремучим окрестностям, несколько раз вступали в короткие стычки с немецкими патрулями, один раз отбили небольшой обоз с продовольствием. В начале декабря, когда выпал снег и ударили морозы, выживать в лесу без теплой одежды стало трудно, несколько человек покинули отряд. Вскоре столкнулись с боевым охранением небольшого партизанского отряда. У них была хорошая база, теплые землянки, полушубки, достаточное количество продовольствия из соседних деревень и разгромленных обозов. Не было только связи с другими отрядами, а потому боевые вылазки носили практически бесполезный характер. Именно поэтому Иван Фадеевич и еще пятеро партизан отправились в разведку и вышли в расположение большого отряда.

Здесь и стал воевать артиллерист Степыгин, а весной 1942 года в одном из боев он был ранен и самолетом отправлен в тыл. Только здесь подал весточку домой, родные давно получили извещение, что он пропал без вести. После госпиталя прошел все проверки и отправился на Сталинградский фронт. После Сталинграда освобождал Украину, Польшу, войну закончил в Потсдаме. Вернулся к мирной жизни, трудился трактористом, механиком. Был награжден медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Киева». На фронтах Великой Отечественной войны погибли его отец Фадей Аккиньдиевич, братья Андрей, Дмитрий и Петр. Домой вернулся только он один.

Тимофей Фадеевич Степыгин от срочной службы был освобожден, в детстве травмировал глаз. Но когда летом 1942 года враг стал рваться к Сталинграду, он добровольцем отправился на фронт. Его определили повозочным в армейский ветеринарный лазарет. Во время войны лошади стали незаменимой тягловой силой, но их тоже убивали и ранили, поэтому покалеченных животных выхаживали, как могли. Часть располагалась в поселке Котлубань, но накануне самой страшной бомбежки 23 августа их перебросили в Сталинград. Здесь Тимофей Фадеевич вместе с боевыми товарищами вывозили зерно из объятого огнем элеватора и переправляли его за Волгу. Весь город превратился в сплошные руины, пламенем была объята великая русская река, горел растекшийся по водной глади мазут. После завершения Сталинградской битвы боевой путь красноармейца Степыгина пролегал через города Сальск, Матвеев курган, он освобождал Ростов, но уже в саперном батальоне. Это подразделение устанавливало и снимало мины, строило оборонительные сооружения, наводило переправы. На Украине получил ранение в ногу, но выбыл из строя ненадолго.

Ему довелось участвовать в штурме сильно укрепленного города Кенигсберг. Это был сам по себе город – крепость, да еще немцы серьезно обосновались в нем. Приближался конец войне, и наши солдаты рвались в бой, они старались как можно скорее приблизить Победу. Несколько дней плотной осады, и неприступная на первый взгляд цитадель капитулировала. До августа месяца Тимофей Фадеевич оставался в немецком городе, нес службу по поддержанию порядка. Потом последовал приказ грузиться в эшелон, и уже в пути солдаты узнали, что едут воевать с Японией. На подъезде к Москве эшелон встал и бойцам объявили, что милитаристы капитулировали. В конце октября 1945 года вернулся солдат домой. Он был награжден орденом Отечественной войны и медалью «За взятие Кенигсберга».

Я еще и еще раз всматриваюсь в простые, обычные лица, вспоминаю этих людей при жизни и страшно жалею о том, как мало мы расспросили их о той войне, остались только крупицы их воспоминаний. Каждый из них не просто солдат той далекой войны, они — легенда, и нам выпала великая честь жить рядом с ними. Но осталась светлая, несгораемая память, которая будет передаваться из поколения в поколение. Пока мы помним, мы живем.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

165